Не только эстетические хирурги борются со старением

Выход в космос

Сегодня со старение в первую очередь борются космические врачи, поскольку близится время массового переселения на другие планеты.

Что произойдет с человеческим организмом при длительном пребывании в космосе, что произойдет с костями и артериями?

Космическим врачам помогают, разумеется, сами космонавты. Один из них, 38-летний француз Thomas Pesquet, специалист по аэронавтике, 17 ноября 2016 г. с космодрома Байконур отправился с интернациональным экипажем из 3-х человек в полет вокруг Земли. Они все вместе проведут 6 месяцев на международной космической станции на высоте 400 км над поверхностью Земли.

Не исключено, что после этого полета инструментарий врачей пополнится новым миниатюрным сканером, который позволит вдеть объекты под микроскопом не в плоском виде, как обычно, а в пространственном, 3D изображении, причем, необыкновенно четком!

Пористая структура кости или структура «состарившегося» кровеносного сосуда в 3D изображении выглядят совершенно фантастически!

На космической станции космонавты много работают, время расписано по минутам, но все же они там и живут. Да-да, отдыхают, спят, едят, общаются. Автор этой статьи однажды побывал на конференции с французским астронавтом.

Очень симпатичный космонавт Жан Франсуа Клервуа, участник трёх полётов на кораблях «Спейс Шаттл», общая продолжительность которых — 28 суток 3 ч 5 мин 34 с, рассказывал о своих полетах в космос. Видео здесь. В 1985 году он был отобран в отряд астронавтов CNES и затем прошёл курс обучения в Звёздном городке, прежде чем 15 мая 1992 года был зачислен в отряд астронавтов ЕКА.

Невысокий, худенький показывал слайды, рассказывал и отвечал на вопросы.

В основном, он говорил о своей миссии для починки Хаббла на корабле Дискавери.
Он, например, сказал, что в кабине кокпита примерно 1000 разных переключателей и кнопок управления. У каждого есть специальные журналы неисправностей, в которых указаны все возможные неисправности в виде «если…,то…», написано в виде алгоритма.
Ракета с космонавтами при взлете сжирает 10 тонн топлива в секунду, за 8,5 минут она разгоняется до скорости 28000 км/час.
При полете интернациональных экипажей возникла необходимость унифицировать систему измерений. Все перешли на метрическую систему и градусы Цельсия. Любопытный нюанс: до сих пор высота полета измеряется в футах, и только русские измеряют ее в метрах.
Официальные языки полетов — русский и английский.
Прежде, чем подняться на борт корабля, космонавты проводят 200 — 300 «полетов» в симуляторе со множеством сложных ситуаций и поломок. Даже в скафандре тренируются, но так как он весит 120 кг, то его привешивают к потолку.
При виде Земли из космоса Клевуа больше всего поразил тот факт, что нет никакого плавного перехода между поверхностью Земли и черным небом, то есть слой атмосферы чрезвычайно тонок, с высоты 300 км он видится не толще листа бумаги. Кстати, с этой высоты радиус горизонта 2500 км, т. е. диаметр видимого участка земли 5000 км.
План полета для космонавтов расписан на каждые 5 мин, то есть космонавт на орбите знает, что он будет делать через 5 мин, и так далее. Сутки, как на земле — 24 часа, сон — 8 часов, хотя реальный биологический ритм подчинен примерно 35-часовому циклу. Космонавты обманывали пульт управления на земле: выключали свет и притворялись спящими, а сами тайком, например, читали.
Перед каждым полетом — карантин, чтобы не улететь больным и не увезти с собой какие-нибудь бактерии.

Интересно, что на фотографиях Земли из космоса некоторые участки суши, в основном прибрежные, окрашены в серый цвет — это цвет бетона, цвет цивилизации. Очень ясно это было видно на снимках Японии. И вообще, большинство населения живет вдоль берегов морей и океанов, гораздо меньше — в глубине континента.
Орбита космического корабля при запуске ни в коем случае не должна пролегать над обитаемой территорией. Космонавты знают, что в случае ненормального отклонения орбиты от заданной в сторону обитаемой территории, корабль подлежит уничтожению. Приоритет отдается жизням на земле, а не космонавтам.

Бытовые подробности.

Для сна обычно прицепляются к чему-нибудь и спят на подушке, привычное ощущение подушки под головой помогает заснуть, и чтобы она не улетела в невесомости, ее фиксируют ремешками ко лбу.


В невесомости очень легко заснуть во время монотонной работы, совершенно не отдавая себе в этом отчета.


Во время работы, принимают удобную позу, часто, это поза плода в утробе. Если на земле человека начнет клонить ко сну, то в какой-то момент мышцы шеи ослабевают, и голова под действием силы тяжести падает набок и будит засыпающего. В невесомости, если наступает сонливость, ничто не заставляет голову падать, дергаться и будить засыпающего, поэтому очень легко заснуть во время монотонной работы, совершенно не отдавая себе в этом отчета.

В космосе человек вырастает на несколько сантиметров (в среднем, на 3 см) за счет расправления межпозвоночных дисков. На земле рост восстанавливается.

Унитаз для малой нужды представляет собой сложную конструкцию с трубками для мужчин. Для женщин тоже трубка, но шире и конструкция ее сложнее, со специальным подсосом вовнутрь. Погадить же вовсе непросто: анус плотно прикладывается к специальному отверстию, и чтобы в него точно попасть имеется камера слежения, то есть, какающий видит свой анус на экране монитора для прецизионного позиционирования на «унитазе».

Исключительную важность строгой герметичности демонстрирует следующий пример. Однажды на корабле появился очень неприятный и сильный запах. Долго не могли выяснить причину. Оказалось, что в емкости для сбора слюны (для научных целей) образовалась малюсенькая дырочка, ее содержимое смешивалось с воздухом и очень быстро гнило, противно воняя.

Мусор больше не выбрасывается в пространство просто так, как это делали раньше. Теперь его разрушают специальным образом и выбрасывают в атмосферу над необитаемой частью океана. Чтобы мусор начал падать в атмосферу, надо замедлить скорость его вращения по орбите. Так же и для приземления ракеты, ей придают направление движения в противоположную сторону и она начинает опускаться. Теоретически, однажды выйдя на орбиту, станция должна продолжать вращаться без дополнительных усилий. Но на практике даже на высоте 300 км присутствуют остатки атмосферы и космическая станция слегка притормаживает. У корабля имеется 44 маленьких двигателя, работающих по принципу смешения двух жидкостей, используемые для корректировки, ориентации или стыковки, например.

На одной из фотографии мы обратили внимание, что у Жана Франсуа часы на каждой руке. Это он носил для удобства, так как необходимо было отслеживать 4 системы отсчета времени: по Гринвичу, время от старта и еще два каких-то, не помню уже.

Для экологов. Теоретически, даже если вырубить на земле все леса, то будет чем дышать в достатке, так как основной поставщик кислорода — океан с его фитопланктоном и прочей живностью. Океан является также основным поглотителем углекислого газа. Исключительна важна роль кораллов в экосистеме. Коралловые рифы называют «тропическими лесами моря». На них обитает каждый четвертый морской организм, и они играют важную роль в поддержании биологического разнообразия морских экосистем. Коралловые рифы, существующие уже более 200 миллионов лет, являются старейшей и очень продуктивной экосистемой. Одна из ссылок:
сайт экологической организации «Te mana o te moana»

О роли солнечной активности. В точках орбиты с максимальной активностью солнца зависали компьютеры и их приходилось перезагружать. Американские космонавты полетели на Луну в момент минимальной активности солнца, иначе полет осуществить невозможно. Защитить от солнечной радиации может, например, слой воды вокруг корабля или слой полиэстера.


Неопознанные летающие объекты абсолютно точно существуют


Создать эффект невесомости можно либо при свободном падении либо при так называемом параболическом полете на специальных самолетах. В последнем случае состояние невесомости длится около 22 сек.

О неопознанных летающих объектах

здесь Жан Франсуа говорит, что неопознанные летающие объекты абсолютно точно существуют, но никто не знает, что это, на то они и неопознанные объекты.

Это то немногое, из того, о чем говорил астронавт. Вы можете почитать его книжку Jean-François Clervoy : «Histoire(s) d’Espace», из которой, несомненно, можно почерпнуть много интересного.